Звезды - это дыры от пуль

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Звезды - это дыры от пуль > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — среда, 17 октября 2018 г.
[о наболевшем] Witch from the Hill 17:03:40
Чувствую себя ужасно.
Слезы льются рекой из-за репетитора английского.
Я уже ни в чем не уверена.
Смогу ли? Труд окупится? Это того стоит?
Мертвая тишина.

Я устала от всего этого. Я устала что мне приходится плакать из-за человека,которому я плачу,просто потому что он очень строгий ко мне и даже не делает попытки понять меня.
Я считала ее отличным учителем,но все кончилось тем...Что я расплакалась перед ней. И получила выговор:" Будет хуже. А ты плачешь из-за этого."

Я устала бороться. Руки опускаются. Мотивации нет.

Как же мне необходимо спеть песню о своих чувствах,вот только мы,к сожалению,не в мультфильме Дисней.

выпускной класс похож на пытку,которая тянется слишком долго.
я опустошена.
­­


Скоро
у мира
не останется неполоманного ребра.
И душу вытащат.

Владимир Маяковский
17:11:49 Мурзёныш
О боже, солнышко, я тебя понимаю сама сдавала английский в 9 и 11 классах, были лишь одни комментарии "ты ничего не сдашь", никакой мотивации Этот год трудный, согласна, но всё когда-то заканчивается так что не вешай носик)
17:16:10 Witch from the Hill
Спасибо Вам большое,Мурзёныш!(з­вучит как котик~) Спасибо Вам за Ваш комментарий и за теплые строки! Их порой так не хватает в повседневной жизни,хех. Ещё раз благодарю! Желаю Вам всего самого наилучшего,пряного и воздушного:
Love and pain melljee 09:09:51
  – Ты – только мой, Жан, только мой...

Тёплые, сильные руки Марко, скользящие по оголённым участкам кожи: по бледным широким плечам; по шее и кадыку, что так соблазнительно подрагивал всякий раз, стоило Бодту прикоснуться к определённым точкам на теле Жана, о которых знал только он; по явно выпирающим скулам и ключицам, а затем ниже – к животу и острым бедренным косточкам, которые так и хотелось целовать. И Марко целовал.

– Ты – мой. И никто, кроме меня, не смеет касаться тебя...

Рассекающий тишину свист кнута в воздухе. Построить конюшню рядом с казармой было поистине гениальной идеей, и Бодт готов был лично пожать руку тому, кто это придумал. Марко с садистским наслаждением наблюдал за тем, как вздрагивал Жан, слыша свист девайса в опасной близости от своего тела. Марко играл. Он дразнил, изводил Кирштайна, распалял его фантазию и воображение, чтобы после обрушить на него волну наслаждения и сладкой, томительной боли.

– Твоё тело – моё, Жан. Моё. Так ведь?

Короткий кивок Жана, и кнут, в очередной раз с громким свистом нарушив благодатную тишину, ложится на спину парня, срывая с его губ болезненный стон. Марко с улыбкой следит за тем, как дрожит тело Кирштайна; как сведённые за спиной руки сжимаются в кулаки, впиваясь ногтями в ладони; как по бледной коже, в месте прикосновения хвоста кнута, выступила тонкая пурпурная полоса. Бодт закусывает губу, едва сдерживая подступающее возбуждение.

– Жан... Эй, Жан...

Следом за последней фразой – ещё удар. Резче, грубее, болезненнее. Кирштайн вздрагивает всем телом, запрокидывая голову назад и протяжно заскулив. Губы парня искусаны – нельзя стонать слишком громко, могут услышать. Пусть ночь, пусть всех сморила прошедшая днём битва, пусть они одни сейчас... Не важно. Жан не мог позволить себе так рисковать и потому то и дело закусывал губы, желая хоть немного приглушить особенно сильные стоны. Новая алая полоса на спине – как знак глубокой и искренней любви Марко. Кирштайн буквально ощущает, как по спине течёт тоненькая струйка тёплой липкой крови, скользя по позвонкам и дальше ниже – в ложбинку на пояснице. Аромат кожи и крови смешался с запахом свежего сена и древесины, образуя новый, пьянящий коктейль. Марко, склонившись к уху Жана, шепчет что-то о том, что это – аромат их любви, и Кирштайн согласно кивает, облизываясь – любовь Марко отныне действительно с запахом крови.

– Жан... Тебе нравится?

Тихий, вкрадчивый шепот на ухо блондина. Жан, не раздумывая, кивает. Конечно, ему нравится. Нравится такой Бодт – сильный, властный, любящий и умеющий подчинить, способный дарить такое удовольствие, что едва ли кто-то сможет лучше... Кирштайн не знал, любит ли его Марко. Этот, новый Марко. Марко, в чьих глазах больше не сияет солнце; Марко, чьи веснушки больше не кажутся такими милыми, как раньше; Марко, чей взгляд пропитан отныне лишь ненавистью и пустотой; Марко, заменивший ласковые прикосновения грубыми ударами кнута. Но Жан рад ощущать хотя бы это... Кто знает, может, Марко теперь именно так выражает свои чувства?

– Жан... Жан... Жан...

Бодт тянет последнее слово приторно-нежно, от чего Кирштайн сглатывает – нет, это всё равно не тот парень, которого он знал. Словно в подтверждение тому спину вновь обдаёт резкой острой болью, волной прокатывающейся по всему телу, отдавая болезненным возбуждением в паху. Жан жмурится, ощущая, как в уголках глаз проступают слёзы. Блондин вытирает их плечом, чуть клоня голову на бок, что тут же вызывает усмешку у Марко – разумеется, он заметил этот жест.

– Ну что же ты, Жан? Не нужно плакать...

Марко обходит парня, присаживаясь перед ним на корточки. Тонкие смуглые пальцы цепляют бледный подбородок Кирштайна, заставляя смотреть в глаза. Бодт улыбается. Ехидно, садистски, с усмешкой. Он разглядывает лицо юноши: его покусанные губы; немного покрасневшие от непроизвольных слёз глаза; аккуратный нос и явно выпирающие скулы и, не думая ни секунды, впивается жадным поцелуем в чужие истерзанные губы, заставляя Жана болезненно, но удовлетворенно простонать в губы партнёра. Язык Марко по-хозяйски проникал в рот блондина, исследуя каждый миллиметр влажного горячего пространства и лаская небо, тем самым заставляя юношу тяжело дышать, подаваясь вперёд, желая быть ближе к такому новому, не привычному Марко. Однако тот довольно скоро отстранился, проведя напоследок языком по губам Кирштайна, слегка те прикусывая.

– Ты же потерпишь ещё немного? Ради меня, Жан...

И Жан вновь кивает, не в силах произнести ни слова. Он лишь смотрит в тёмные глаза Марко, отчаянно стараясь разглядеть в них хоть что-нибудь. Не выходит.

Снаружи раздаются какие-то шорохи и шумы, сбивчивый мат, по хрипотце которого можно предположить, что это – Эрен. Бодт недовольно хмыкает, выпрямляясь и отбрасывая кнут в сторону. Кажется, ему снова пора. Марко больше не жил в казармах корпуса. Он приходил сюда с наступлением вечера, уходя, как только считал это необходимым. Чаще всего – с рассветом, но случалось и так, как сегодня – происходили непредвиденные ситуации, и грубые игры приходилось прекращать раньше, чем всегда. Марко не говорил, куда уходит. Никогда не рассказывал о том, как выжил, и что произошло потом. Он не выказывал желания вернуться в ряды разведки, не желал говорить о том, чем сейчас занимается. Жан не знал о нём ровным счетом ничего. Ему только и оставалось, что, стоя на коленях, смотреть вслед уходящей через вторые ворота тени в чёрном плаще с капюшоном.

– Марко... – тихий голос Кирштайна был отчётливо слышен в пустой конюшне. Бодт остановился, повернувшись в пол оборота и взглянув на юношу. Глубоко натянутый капюшон скрыл половину лица Марко, делая его образ ещё более мрачным. – Почему? – всего одно слово... Жан просто не мог сформулировать свои мысли. Все это время в голове и на языке вертелось лишь единственное слово. И вот, наконец, оно произнесено.

– До встречи, Жан... – так же спокойно и тихо отозвался Марко, покидая конюшню, оставляя друга в полном замешательстве и одиночестве. Снова.

Кирштайн надевает рубашку, на белоснежной ткани которой, тут же проявляются тёмные кровавые пятна. Жан только успевает одеться, как в помещение заходит сонный Эрен, устало потирая глаза и стараясь разглядеть в непроглядной темноте хотя бы что-то.

– Жан?... Что ты тут делаешь? – щурясь, интересуется Йегер, бегло осматривая конюшню. – Я услышал шум, решил проверить... Ты ничего не слышал?

– Лошадь чего-то взбесилась, – отозвался Жан, стараясь не выдавать сожаления и пустоты в голосе. – Уже всё нормально, забей, – он отмахнулся, стараясь поскорее покинуть помещение, что каждую ночь превращалось в поляну плотских утех с человеком, что стал для него всем. Кирштайн жалел лишь об одном – он так и не признался Марко в том, что чувствует, просто не успел до его смерти. И пусть сейчас ему такому, новому, будут безразличны истинные чувства Жана однажды он решится, и вместо последней прощальной фразы прозвучат те самые необходимые слова.

«Я люблю тебя, Марко».


Категории: Фанфикшен, Аниме, Атака титанов, Жан кирштайн, Марко бодт, Слэш, Бдсм
Позавчера — понедельник, 15 октября 2018 г.
Их было двое Phillin 16:40:11

Property­ of Soddom |Не подходи­ ближе|

­­

Насколько надо любить страдания, чтобы раз за разом совершать те же ошибки и самоуничтожаться до разрушения едва выстроенных вселенных внутри.
Подробнее…Их всегда было двое. Как две стороны Луны. Как монета, что в ненужный момент перевернется темной стороной.
-Именно этого ты и хотел. Именно этой бури тебе и не хватало. Хватит покрывать себя виной. Ты не мог без этого жить
Я не уверен в том, чего конкретно я хотел добиться всем этим. Возможно даже улыбался лживо. Может даже и самому себе.
Приходя в себя от очередного оглушительного взрыва, вставая на пустыре разрушенных (моих? Или чужих?) надежд, я жажду лишь одного - сбежать из этого мира, собрав воспоминания о себе.
Этот ребенок любит людей. Но любит он их за соки их душ, которыми питается. Детеныш монстра, вечно голодный, вечно в поисках новой жертвы, которая из сострадания прижмет его к груди, с желанием согреть, а оно вопьется своими клыками до самого сердца и не отпустит, пока не опустошит. Пока не произойдет новый взрыв.
В действительности же Я, спрятанный в глубинах мрака собственных грехов, хотел спасти всех тех, кто имел несчастье слишком близко подпустить меня. Неизвестно зачем я продолжаю убаюкивать это маленькое чудовище, отступая от тех, с кем я мог бы найти свое счастье.
-Без этой бури ты затухнешь. Тебе нужно все это, чтобы не забывать, что ты живешь
Бессмысленно отрицать мою тягу к саморазрушению, к этим моментам, когда я могу почувствовать себя жертвой. Однако, мой главный враг это не кто-то извне, а этот любовно согретый маленький монстр, что насытившись новой жертвой тихо засыпает. Я блуждаю во мраке будничных дней, пытаясь найти новый огонь, что будет в силах зажечь меня.
-Пожалуйста... только не подходи ближе... не буди ее.
Мой голос срывается и просыпается она, раскрывая свои выразительные зеленые глаза, в который раз гипнотизируя, искушая, иссушая без остатка.
-Фил. Ты разве забыл. Как когда-то играли нами? Фил. Ты разве не хочешь, чтобы они страдали так же?
-Соня.. сколько же в тебе боли и ненависти к людям. Мне очень жаль, что я не смог появиться раньше...
-Им все-равно. Они не задумываясь сломают нас, когда они от нас устанут. Либо мы их. Либо они нас.
Месть за прошлое не тем людям это так глупо и убого. Я давно знал, что лучше бы мне обходить людей стороной.
-Насытишься моей болью. Не трогай больше никого...
Анализ Правда Жизни: Эмо(Часть первая) xxIlovecorpsebridexx в сообществе Возрождение Эмо 12:47:56
Так как эта документальная передача длится примерно час, я решила поделить этот анализ на несколько частей.
­­ ­­

Первым делом, в видео мы знакомимся с определением эмо. В понятии авторов этого документального выпуска эмо - субкультура, построенная на выставленных напоказ эмоциях. Однако, это лишь верхушка айсберга. По моим наблюдениям, многие создатели подобных документалок просто кидают "эмо = эмоциональный нефор" и думают, что на этом можно закончить разговор об определении. На самом деле, помимо искренних эмоций(подчеркиваю,­ ИСКРЕННИХ ЭМОЦИЙ, а не драматический театр одного актера ради привлечения внимания) есть еще много тонкостей. Внешность мы пока опустим на время(о ней чуть позже). Идеальный представитель эмо - веган или вегетарианец(необяз­ательно, я, например, вообще не веган), человек, пытающийся оставить свой след в этом мире, а не просто потребитель; тот, кто стремится к самосовершенствован­ию; творческая натура, музыкант(опять необязательно, т к не всем это дано). Можно ли сказать, что у эмо какой-то протест? Да. Но если их прародители, панки, протестуют против определенных проблем с политикой, то эмо пытаются бороться с изъянами общества(лживость, продажность, лицемерие и так далее). Однако они никоим образом не пустословят. Стоит представителям заметить в себе какой-то недостаток, например, чрезмерное хранение секретов(имеется в виду случай, когда это граничит с ложью, но вынужденные случаи не считаются), они сразу пытаются в себе это искоренить. Отсюда понятно, что "В чужом глазу соринку найдет, а в своем бревна не видит" - не про них.

Далее говорится о стиле музыки. И как раз там мы узнаем о мнении таких групп, как Neversmile, Such A Beautiful Day и так далее. Разумеется, первая волна эмо - смесь пост-хардкора и панка с эмоциональными, личными текстами. Слухи про "девичий стон" весьма преувеличены. К такому типу голосов можно отнести разве что Сонни Мура из From First To Last. По словам Emodoll, в 00х слушают ненастоящее эмо. Хотя я не спорю с тем, что молл-имо было довольно распространенным делом в те времена(группы, поющие в жанре эмо поп, от которых с ума сходили и позеры, и тру), не стоит забывать, что музыка имеет свойство меняться и производить на свет новые жанры или подвиды жанров. В 90х начали появляться ответвления от жанра эмо: эмо-инди(SDRE, Mineral, Weezer) и эмо-поп(Jawbreaker)­. Последний подвид, кстати, стал расширяться в 00х. Однако, не стоит забывать, что подобные группы имели разные мнения насчет своей группы. Первые отрицали это(так как вокруг этой субкультуры полно неприятных стереотипов, и музыкантам невыгоден этот черный пиар), по сути напоминая тот нелицеприятный баян из разряда "Я не расист, но ненавижу чернокожих". Вторые просто никак это не комментировали, но время потом показало, что они пользовались модой на это вовсю, даже если они не хотели говорить об этом жанре. А третьи признавали это открыто или просто не изменились вообще и придерживаются канонов жанра по сей день.

Тогда было очень популярное явление: споры о том, является ли определенная группа представителем эмо жанра или нет. В основном оно разгорелось из-за кучки подростков, которые накинулись на эту эстетику, не думая о том, что за ней стоит. Разумеется, им это и не нужно было. Для таких ребят эмо движение было красивой игрушкой, с которой можно некоторое время поиграть, а потом бросить. Хотя эмо(как и нью метал в тусовке остальных метал жанров, кстати) в мире панка и пост-хардкора считается неописуемым отстоем и изгоем, в этом жанре тоже был свой изгой - эмо поп. В этом жанре могли быть скримы, но не всегда и не у всех групп. Влияние панка очень сильное в этом жанре. Но от пост-хардора там почти ничего не осталось. С одной стороны, идеальный выход для тех, кто не очень любит эмо инди, но также не готов к эмокору. Увы, этот жанр также стал кричалкой "Сезам, откройся!" для модников, чтобы поиграть в эмо.

Теперь самое время в очередной раз посмотреть на русское эмо. Сразу скажу, что я очень хорошо разбираюсь в этом жанре, так что я могу судить, близки ли они к своим американским родителям или нет. По моим наблюдениям, американское эмо хоть и ОЧЕНЬ часто поднимало тему болезненности расставаний, там также были жизнеутверждающие песни, песни о моментах, когда чувствуешь себя изгоем. Но русское эмо(в большинстве случаев), как я уже говорила неоднократно, прибегнуло к тому самому негативному стереотипу о суицидально-депресс­ивном подростке с косой челкой, мечтающем о смерти. Конечно, эмо никоим образом не романтизирует смерть. Хотя там дается отчет о том, насколько трагична такая смерть, здесь приветствуется любовь к жизни. Во многих песнях русского эмо, увы, наблюдается настрой в духе "грустный философ". Я не спорю, депрессия - довольно распространенное расстройство. Но учитывая обстоятельства тех времен и денежного дождя, встречавшего исполнителей из этого жанра, можно прийти к выводу, что многие просто нашли в этом выгоду. Даже ценой коверкания смысла жанра и субкультуры.

Переходим к последнему пункту этой части анализа. Мировоззрение. Как я написала выше, эмоции - верхушка айсберга, но никак не единственный пункт, которым можно охарактеризовать смысл этой субкультуры. Некоторые люди с депрессией действительно прибегали к селф-харму(и прибегают по сей день, к сожалению), но позеры вставили палку в колеса и без того хромающей репутации ментальных расстройств. К чему я это говорю? К тому, что многие позеры, не страдающие от депрессии, царапали себя иголками и рыдали навзрыд о том, как жизнь несправедлива и омерзительна. В те времена практически не поднимали тему депрессии, так как это даже за болезнь не считали. Скорее, это воспринимали как случай, когда человек совсем донельзя опустился в плане морали. Но на самом деле, никто не выбирает себе такое. У всех есть свои слабые места, и если на них долгое время давить, то мир человека может разрушиться. Хотя в движении есть люди с депрессией, не стоит забывать, что они есть и среди обычных людей тоже. Просто субкультура эмо относится к этому с меньшей стигмой, чем обычные люди. Повторю, там это не романтизируется. Здесь людям понятно, что это болезнь, которую надо лечить, и не стоит сбрасывать ее со счетов или обесценивать то, что испытывает больной. Однако, в движении есть параноики, не способные различить больных и показушных позеров, поэтому они частенько первых причисляют к последним.

В этой субкультуре похвальны следующие действия: продвижение субкультуры(и развенчание мифов), внесение лепты в жанр, творчество, искренность, открытые чувства, самосовершенствован­ие и попытки изменить мир к лучшему. Также сюда можно приписать сострадание, здоровый образ жизни(об этом поподробнее поговорю, но позже). Также следует более-менее четко понимать, где грань между эмо-попом и поп-панком; эмокором, постхардкором и металкором; эмо-инди, альтернативным роком и инди. Никто не требует с тебя энциклопедических познаний в этом жанре(тем более, обо всех группах знать невозможно, да и не любая может понравиться). Но иметь представление о том, что такое SxE, кто такой Иэн Маккей и чем славится история жанра все-таки стоит.

На этой ноте я заканчиваю первую часть анализа этого документального выпуска. Приятного чтения. Буду рада узнать какие-либо мнения на этот счет. Ждите часть 2.

Категории: Эмо, Эмо дух, Эмо культура, Эмо поп, Эмокор, Эмо музыка, Мнение, Музыка, Социальные сети, Неформалы
воскресенье, 14 октября 2018 г.
Волчонок. Taint 09:42:01

Lost & delirio­us






















Как ты спишь в простыне, словно в коконе, мокром, липком,
С очень щедрой напиткой от собственных слёзных желез,
Ядовитых паров и белесой липучей смазки,
И дрожат твои слоги, вторя истеричным скрипкам,
И клубится дымок в глазах, будто бахнул Херес,
И струится пера острие, продолжая сказку.
___________________­___________________


Ты был в маске,
Когда уже жался к моим ногам,
Крепко держа за рукав, и голодным птенцом пожирая мои слова.
Я кормил тебя и выхаживал, полосуя заботой по краю фарфора вокруг лица.
Мы были - волчонок и старый больной вожак,
Но и альфы однажды падают, не дыша.

Воздух сух и горяч, а язык - шершав,
Ты всё также держишься за рукав,
Но уже без спросу залазишь в пасть,
Называя всё это - "Лав".
Уступал без жалости, с теплотой,
И позволил дальше идти с собой,
Под огромной и рыжей, как сыр, луной,
Продвигаясь к седым морям.

Ты растешь, и трещит твоя скорлупа,
То, что было волчонком - опасней льва,
И резцов ножи бьют больнее, чем все слова,
Ведь слова - это лишь слова.
"Я пойду за тобою до самого черного дна,
Я пойду за тобой и в Ад".

Тварь лежит на песке, и спокоен потухший взгляд.
Тот, кто ранил, уже передумал спускаться в Ад.
Обломки фарфора с чужого лица, как звезды, в ночи блестят,
И струится по венам яд.

Говорят, что альфы живучи, как фениксы, их ни ядом взять, ни мечом,
Что им будто бы даже Геенна, скорей всего, нипочем.
Так что, тварь ещё встанет на ноги - не реви, это сказка лишь.
Отдыхай от меня, малыш.

Категории: Стихи, Разнеси мне голову выстрелом. Выручай.
суббота, 13 октября 2018 г.
Взято: Смеющийся Джек конФетный БяК 23:44:50
­Безликая я 28 сентября 2018 г. 08:06:45 написал в ­Кладовка...
­­
­­ Смеющийся Джек ­­
Он видел множество чудовищ, которые могли любить,
но лишь некоторые позволяли этой любви их изменить,
кто был способен преобразовать любовь к одному человеку
в доброту ко многим.
Кассандра Клэр
­­
­­ Джек учуял запах крови еще находясь на мощенном тротуаре. Тонкий, едва уловимый даже для острого собачьего нюха, но такой сильный для него. Этот сладкий, почти конфетный аромат, он услышал бы даже находясь на другой стороне улицы. Джек знал, что такой насыщенный соблазнительный запах могло источать только одно - невинная детская кровь, пропитанная страхом и болью. Он внимательно осмотрелся по сторонам, пытаясь понять от какого именно из красивых домов с невысокими белыми заборчиками и аккуратными газонами, шло это заманчивое благоухание. Оно сводило его с ума, манило к себе, вызывая приятный трепет внутри. Облизав кончиком языка пересохшие губы, клоун блаженно закатил глаза и даже причмокнул от предвкушения предстоящей забавы. Наконец, отчетливо услышав зовущий его аромат, Джек, подобно гончей взявшей след дичи, направился прямиком к порогу одного из домов. Дверь, ставшая бы преградой для любого другого, для него, способного просочиться в какую угодно щель, не стала помехой. Оказавшись внутри, Джек довольно потер руки, сейчас, он чувствовал некое необъяснимое волнение, словно подросток, идущий на первое свидание. Где-то в доме его ждал новый друг, и Смеющийся сгорал от нетерпения познакомиться с ним. Клоун медленно прошел по гостиной и остановился возле изысканного мраморного камина, внимательно рассматривая рамочки с фотографиями, стоявшие на полке. С фото на него смотрела светлоглазая улыбчивая девочка, на вид лет восьми-девяти, такая милая и невинная, похожая на прекрасного ангела. Джек любил красивых детей, играть с ними было сплошное удовольствие, а какой восторг он испытывал после, когда любовался итогом своих игр. С этим приятным чувством не могло сравниться ничто на свете. Даже сладость самых лакомых конфет, которые он только пробовал, меркла с послевкусием хорошей игры. От одной только мысли у клоуна потекли слюнки и он поспешил на поиски новой подруги. Шустро взбежав по лестнице, Джек прошел по коридору и остановился у двери в самом его конце. Надпись на небольшой табличке, украшенной разноцветными стразами и блестками, гласила "Люси", ясно давая понять, что эта самая дверь ведет в обитель маленькой принцессы, которую Джек, как истинный рыцарь, должен спасти, вырвав из лап злобных драконов, ее родителей. Немного постояв в коридоре, клоун проскользнул в комнату девочки. Однако, очутившись внутри, Джек испытал полное разочарование. Несмотря на то, что он действительно попал в детскую, все в ней было каким-то холодным, мертвым, словно ребенок покинул ее много лет назад. Куклы все еще стояли на полках, а на засланной розовым пледом кровати сидели мягкие игрушки, но их хозяйки не было здесь так давно, что даже ее запах почти не ощущался. Да и не было у него ничего общего с тем восхитительным ароматом, что привел Джека в этот дом, он был больше похож на смрад, неприятный и местами даже мерзкий. Клоун прекрасно знал, что так может пахнуть только родительская скорбь. Хозяйка этой комнаты безо всяких сомнений была мертва, и, судя по всему, довольно давно.
Но если, тот дивный аромат принадлежал не ей, то кому?
Чутье еще никогда не подводило Смеющегося. Клоун готов был руку дать на отсечение, что в доме находился ребенок, на аппетитный сладкий запах чьей крови он пришел, оставалось только найти его. Это было так похоже на игру в прятки, а Джек безумно любил игры.
Однако, даже после того, как клоун обрыскал все комнаты в доме по нескольку раз, он так никого не нашел. Это было настолько странно, что не укладывалось в голове, буквально доводя Смеющегося до белого каления. Джек никогда не отличался терпеливостью, а уж когда дело касалось его любимых игр, то и подавно. Он не любил и не умел проигрывать. Джек твердо решил, что во что бы то ни стало найдет этого ребенка, а потом будет играть с ним так долго, как ни с кем до этого. Он каждой клеточкой своего тела прочувствует всю прелесть дружбы со Смеющимся Джеком.
Самый сильный аромат слышался из подвала, и он был удивительно похож на тот, что царил в обители самого Джека. Клоун никогда и ни с чем бы не спутал этот запах. Воздух подвала был насквозь пропитан ароматами крови, боли и смерти. Этот запах был настолько силен, что явно копился не один год, и принадлежал не одному ребенку. Но среди всего этого амбре Смеющийся легко улавливал ноты жизненной энергии. Слабой, но источающей такой насыщенный и соблазнительный аромат, заставляющий Джека снова и снова искать его источник. Клоун медленно прохаживался по периметру подвала, останавливаясь у каждой стены, жадно втягивая затхлый воздух, принюхиваясь, пока окончательно не удостоверился в своей правоте. Одна из стен источала запах намного острее, чем все остальные. Довольно оскалившись, Джек провел когтями по столярному столу, что стоял у стены. А спустя всего пару секунд, он уже был на другой стороне, ловко просочившись сквозь сокрытую за верстаком дверь. Небольшая потайная комната была освещена одной единственной лампочкой, но даже ее тусклого света вполне хватало, чтобы разглядеть все ужасы, что скрывал здесь владелец дома. Маленькая каморка была больше похожа на камеру пыток, которой мог бы позавидовать любой маньяк. На стенах висели стенды с ножами, пилами, и различными замысловатыми инструментами, о предназначении которых, Джек мог только догадываться. Так же в одном из углов находились железный стол, с прикрепленными к нему кожаными ремнями и кресло, больше похожее на пыточный стул. Но больше всего клоуна поразила небольшая камера, размером не больше собачьей клетки, в которой сидела маленькая девочка, на вид не старше умершей дочери хозяина этого дома. Именно от нее исходил тот самый манящий карамельный аромат. Ее клетка была настолько мала, что девочке приходилось сидеть сгорбившись, даже несмотря на ее маленькое худенькое тельце. Истощенный истерзанный вид ребенка сразу бросался в глаза, ясно давая понять, что она находилась в плену садиста не один день, а возможно даже не один месяц. Тело ее было покрыто ссадинами, синяками и порезами. Джек невольно поймал себя на мысли, что даже он никогда не мучил своих жертв так долго. Малышка словно почувствовала на себе взгляд клоуна, и подняв голову, уставилась на Смеющегося пустыми стеклянными, словно у куклы, глазами. Поняв, что перед ней не ее мучитель, девочка, казалось, испугалась еще сильнее. Цепи, что сковывали ее руки и ноги, противно лязгнули, когда она попыталась вжаться в угол своей крохотной клетки. Эта девочка была больше похожа на сломанную марионетку, чем на человека. Она не плакала, не кричала, не звала на помощь, а только молча смотрела на Джека, словно пыталась понять, стоит ли ей бояться его. Джек же, ранее никогда не испытывающий жалости или сочувствия к своим жертвам, отчего-то не мог пошевелиться, словно парализованный ее пронзительным взглядом. Он попытался улыбнуться, но на девочку его улыбка не произвела ожидаемого эффекта. Обычно дети сразу проникались к Джеку доверием, и он с легкостью обводил их вокруг пальца, но не она. Смеющийся прекрасно понимал, что эта малышка перенесла столько страданий, что ему вряд ли удастся так просто втереться в ее доверие. Немного постояв в раздумьях, Джек сунул руку в карман, и достав несколько карамелек в разноцветных фантиках, протянул их девочке.
- Я Джек, - широко улыбнулся клоун, - я хочу стать твоим другом.
Девочка удивленно посмотрела на предложенные сладости, потом на Джека. Видно было, что она голодна, но конфет так и не взяла.
- Он разозлится, - прошептала она одними губами, легонько передернув тощими плечиками, и только теперь клоун заметил следы от зубов, покрывающие кожу ее рук и плеч. Девочка съежилась под пристальным взглядом Джека, но раздавшийся за стеной шум, заставил ее моментально встрепыхнуться и напрячься. Сейчас в ее взгляде был такой ужас, какой клоун не видел даже в глазах своих жертв, когда он потрошил их. Подавшись порыву, девочка инстинктивно вцепилась пальцами в его руку, Так неожиданно, что Смеющийся даже выронил конфеты, тут же разлетевшиеся в разные стороны. Ощущение от ее теплых маленьких ладоней было настолько приятным, что Джек поймал себя на мысли, что не хочет, чтобы она отпускала его.­­
- Не бросай меня, - она быстро замахала головой, и ее затрясло, словно в каком-то болезненном припадке. Это продлилось всего пару секунд, и девочка, опомнившись разжала пальцы, как будто вдруг осознала, что спасенья нет. Руки ее беспомощно опустились, она стихла, и теперь снова стала похожа на безжизненную куклу. Джек сделал несколько шагов назад и серой дымкой растворился в воздухе. Девочка, казалось, даже не заметила этого.
Из подвала донесся грохот отодвигаемого верстака, но пришедший не спешил зайти. Он выжидал, что бы его маленькая пленница поняла, что он совсем рядом. Он нарочно запугивал ее еще сильнее, обостряя и без того обуревающие ее чувства ужаса и бессилия перед предстоящими издевательствами. Этот человек был настоящим садистом, получавшим удовольствие мучая свою жертву не только физически, но и эмоционально. Прошло не меньше пяти минут, прежде чем дверца со скрипом приоткрылась, и в каморку заглянул хозяин дома. Это был вовсе не монстр, каким его можно было бы представить, зная о его тайной жизни, а самый обычный мужчина, на вид лет сорока. Довольно приятная внешность, аккуратный внешний вид, если бы вы встретили такого человека на улице, то вряд ли бы даже допустили мысль, что за всей этой показной добродетелью может скрываться настоящее чудовище. Мужчина пробежал холодным взглядом по комнате, остановив его на девочке в клетке. На его лице тут же отразилось отвращение, словно он смотрел не на маленькую девочку, а на нечто мерзкое и скверное. Он медленно, шаркая ногами по бетонному полу, подошел к клетке, девочка испуганно прижалась к решетке, но мужчину это только позабавило.
- Бу, - мужчина с силой треснул кулаком по крышке клетки, заставив девочку вздрогнуть, - соскучилась по мне, маленькая дрянь? Ничего, сейчас повеселимся.
Малышка промолчала в ответ, прекрасно зная, что если подаст голос, то будет только хуже. Этот человек не знал жалости, просьбы и мольба о пощаде, пробуждали в нем еще больше ярости. Достав ключ из кармана, он вставил его в замок, и несколько раз провернул, пока не раздался характерный щелчок. Девочка все это время с ужасом наблюдала за своим мучителем, боясь даже пошевелиться. Когда замок был снят, а дверь камеры открыта, мужчина потянулся к цепям, намереваясь снять их, чтобы вытащить несчастную жертву из клетки, однако, его взгляд упал на лежащую на полу конфету. Он на секунду замер, сердце его бешено застучало в груди. Страх быть пойманным парализовывал, но в то же время опасность разоблачения возбуждала и будоражила его. Мужчина прекрасно понимал, что если бы девчонку обнаружили, то его бы сразу же арестовали, да и его ловушка, установленная у двери была на месте, а значит в подвал никто не входил, оставалось только понять откуда взялась эта злосчастная карамелька. Как бы там ни было, рисковать он не собирался, а это значило, что с девчонкой пора было кончать. Мужчина поднял с пола конфету и с любопытством покрутил ее в руках. Внешне он был абсолютно спокоен, хотя внутри него эмоции сменялись со скоростью света.
- Откуда это здесь? - Одного его взгляда было достаточно, что бы она поняла, что вряд ли переживет эту ночь. Девочка молчала, что еще больше взбесило ее мучителя. - Я задал тебе вопрос, дрянь!
Он швырнул в нее конфетой, и схватив несчастную за лодыжку, дернул с такой силой, что девочка упала на спину, больно ударившись головой о железный пол клетки.
- Молчать вздумала, с*чка, - его лицо перекосилось от гнева, глаза налились кровью, а на шее вздулись вены, - сейчас ты у меня соловьем запоешь. Последний раз спрашиваю, кто принес эту конфету?
Она не успела ответить. За спиной мужчины раздался смех и на его плечо легла когтистая рука.
- Это моя конфета и она была предназначена не тебе.
Мужчина резко обернулся, но не обнаружил никого. По его спине пробежали мурашки. Он похищал, мучил и убивал детей вот уже десять лет, но впервые сам почувствовал себя загнанным зверем. Он ощущал на себе чей-то взгляд, ясно слышал чей-то голос и смех, но в каморке кроме него и девчонки никого не было. Что это? Паранойя? Или он окончательно и бесповоротно свихнулся, и теперь, его преследуют галлюцинации? Он снова взглянул на девочку, пытаясь понять, слышала ли она тоже, что и он. Девочка за это время успела сесть и отползти к самой стенке своей клетки. Мужчина нервно сглотнул, бегло глазами осматривая комнату. Вокруг было тихо.
- Ладно, иди сюда, - уже более настороженно произнес он и опять потянулся к ноге девочки, - пора заканчивать этот балаган.
Однако ему даже не удалось коснуться ее. Возникшая из ниоткуда черная фигура резко схватила его за шиворот, оторвав от земли с невероятной легкостью, и с силой отшвырнула его в стену. Удар ненадолго оглушил мужчину, в его глазах потемнело, но страх и адреналин быстро привели его в чувства.
- Кто ты, черт возьми? - Он с ужасом уставился на стоявшего перед ним клоуна, но тот лишь рассмеялся в ответ.
- Разве ты не хотел повеселиться? - Смеющийся довольно потер руки, - я люблю веселиться.
Джек ловко подхватил брыкающееся тело за горло, рывком поднимая его с пола, и спустя секунду бросил его на стол, закрепляя его руки и ноги ремнями. Еще недавно такой надменный и напыщенный мужчина, сейчас был бледен, как полотно и дрожал от страха. Клоуна ужасно забавляло все это, он уже предвкушал удовольствие от предстоящего веселья. Однако Смеющийся не торопился. Исчезнув на несколько минут, он вернулся с розовым покрывалом. Хищно улыбнувшись, клоун подмигнул девочке и набросил покрывало на ее клетку.
Она не видела того, что Джек делал с ее мучителем, однако крики мужчины были настолько чудовищными, что ее детский разум отказывался воспринимать реальность. В себя она пришла только когда в подвале появились полицейские. Они постарались вывести ее как можно быстрее, однако, она все же успела увидеть то, что случилось с ее похитителем. Тело мужчины было изуродовано, выпотрошено и обезображено, оно висело на его собственных кишках, подобно марионетке, прибитой к потолку.
Похитителем и убийцей оказался уважаемый в городе адвокат. Десять лет назад его жена и маленькая дочь погибли в автокатастрофе, а спустя год он совершил первое похищение и убийство. Он сам не понимал, как это произошло в первый раз. Увидев на игровой площадке девочку, примерно ровесницу его погибшей дочери, его переклинило. Почему она жива и счастлива, когда его малышки больше нет? Он убил ее быстро, всего через пару часов после похищения, при этом испытав какое-то облегчение. Остальным его жертвам повезло куда меньше. Простое убийство уже не удовлетворяло его и он начал пытать своих жертв, записывая все происходящее на пленку. Некоторые из его жертв оставались живы месяцами, другие погибали в считанные дни. За десять лет, он замучил и похоронил в своем саду четырнадцать детей. При этом он никак не был связан со своими жертвами, поэтому никогда не попадал под подозрение. Неизвестно сколько еще детей бы он убил, если бы сам не пал от рук неизвестного убийцы. Последняя жертва мучителя осталась жива, и несмотря на долгое пребывание в плену, она смогла вернуться к нормальной жизни.
Джек уже несколько минут молча разглядывал сидевшую с книгой девушку. Ему ужасно нравилось наблюдать за ней, когда она была сосредоточена на чем-то и совершенно теряла всякое ощущение реальности. Задумавшись, она машинально начинала накручивать на палец локон волос или грызть кончик карандаша, которым делала пометки, все эти мелочи казались Смеющемуся ужасно милыми. Она уже давно не была маленькой испуганной девочкой, и Джек порой сам не понимал, почему до сих пор здесь и не убил ее. Клоун этого не знал, но понимал, что хочет находиться с ней рядом каждый день, с того самого времени, как впервые встретил ее. Нет, сначала им двигало его привычное желание поиграть, но потом что-то изменилось. В тот день, когда он вернулся, чтобы закончить их дружбу привычным ему способом, она словно чувствовала зачем он пришел. Ее взгляд был таким-же пустым, как у куклы. Убив ее тогда, Джек бы не испытал никакого удовольствия. И он стал приходить каждый день, втираясь в ее доверие. Вот только все пошло совсем не по плану. Их странная дружба длилась вот уже десять лет, и Смеющийся давно перестал быть тем, кем был в первый день их встречи. Она принимала его таким, какой он есть, со всеми его странностями и жуткими секретами. Но находясь рядом с ней Джек начинал меняться. Как когда-то он перенял все порочное от Исаака, так теперь он словно губка, впитывал ее доброту. Постепенно возвращались его старые воспоминания, о том зачем он был создан и почему появился в этом мире. Очень давно Джек стер их из своей памяти, запретив себе чувствовать. Он прекрасно помнил, как больно быть одиноким и преданным тем, кто был тебе так дорог. Джек очень боялся снова испытать это чувство. Раньше, он решал эту проблему, убивая, но страх потерять ее был сильнее страха одиночества. Возможно тот трепет, что она вызывала в нем и был тем самым странным чувством, которое люди называют "любовь".
­­
­­Для комментариев:http:/­/shelmar13.beon.ru/0­-42-nashi-lica-pod-m­askami-nashi-dushi-p­o-kletkam-geroi-pone­vole-creepypasta-kom­mentarii.zhtml­­

Источник: http://shelemar13.b­eon.ru/0-157-smejusc­hiisja-dzhek.zhtml
пятница, 12 октября 2018 г.
Give Me Back My Life. Han Lis. 16:23:02

[Ветеран­ сексуал­ьных войск.]

В голове смятение. В наушниках "Papa Roach - Give Me Back My Life". Наверное, я и правда нездоров на голову. Нас много таких, тихих психов которые приходят в экстаз от крови, кишков, мяса и расчлененки. Тех, у кого это становится навязчивой идеей, от которой едет крыша, но они упорно гонят такие мысли от себя. Наверное, психические отклонения и наклонности маньяка это не сами мысли об убийстве, а твоя способность противостоять им. Я даже скучаю по тем моментам, когда пустоту в груди можно было легко заполнить алкоголем и эйфорией от кровавой бани на экране или в морге. Вроде и просто смотришь, а на душе так хорошо и весело, чувствуешь восхищение, восторг, возбуждение и азарт... Верните мне все это.


I can't breathe I can't fight
I don't wanna feel like I'm alive
I'm not taking this tonight
Give me back my life

среда, 10 октября 2018 г.
Думай больше 0...0... 22:29:04

С отвагою­ в сердце кидайте­сь в бой, крича: За нас Господь­ и Англия,­ и Святой Георг!

*Целует корзину рабочего стола*

Спасибо, милая, что всё удалённое ты в себе хранишь, а не сносишь сразу на совсем.
Если б не ты, не вернула б себе бэкап т_т
Ну или очень долго пыхтела бы, в попытках восстановить






Импульсивная дура
Надо было проверить прежде,
чем всё стирать и ставить по умолчанию.

И о да потеря бэкапа это "проблема №1"
на фоне той кучи, что на тебя свалилась.
*сарказм*






Категории: Эмоции
1521. Lilith Sheri 22:13:18

я словно скромны­й дар от сатаны

­­Она встретила меня промозглым перроном, толпой и ощущением полной потерянности. Москва гудела, грохотала под каблуком моих ботинок, пока я перебиралась через вокзал насквозь, озадаченная поиском метро. Вокзальный кофе оказался невкусным, я понемногу начинала напрягаться от горечи во рту и затерянного входа — выход-то нашёлся почти сразу, а вот проход на Комсомольскую пришлось поискать. Кто бы знал, что они расположены так далеко друг от друга.
­­Всё же, московское метро вызывает у меня целую клоаку негативных эмоций и сколько бы Софи не говорила о том, что всё вполне понятно и удобно, мне по-прежнему кажется, что оно построено абсолютно нелогично и запутанно. Миллион указателей, от которых становится только непонятнее, таблички вне зоны видимости, переходы, похожие на лабиринты. Пробиваюсь через огромную очередь и людскую массу, пытаясь сообразить, как мне выйти на нужную ветвь и добраться в целости. Поиск и спуск в метро растягивается на полчаса, добираюсь, наконец, до вагона и бесцеремонно плюхаюсь на лавку. День только начался, а я уже крайне раздражена и похожа на чайник, что вот-вот закипит и начнёт истошно свистеть. В такие моменты я готова благодарить высшие силы за то, что я живу в Петербурге, где нет никаких проблем, где всего шесть веток и всё максимально логично и аккуратно сделано. Замечаю, как на меня смотрит половина вагона (?), будто у меня на лице написано, что я не местная, но сразу же забиваю. Ещё не хватало переживать о взглядах людей в метро. Хорошо, что я давно на всё плевать хотела.

­­Софи застревает по дороге к метро, поэтому я минут пятнадцать стою на выходе, пиная камушки носком ботинка и слежу за воробьями. Один особо бойкий отбил себе приличный кусок булки и теперь распугивает сородичей, пытающихся подобраться к лакомству. Вокруг течёт будничная жизнь, чей ритм стал для меня отчуждённым. Знакомый райончик, утопающий в золоте горящих деревьев, прелый запах листьев в лужах под ногами. Осень пробегается холодными пальцами по вороту, подцепляет подбородок, смотрит в глаза игриво-насмешливо. Улыбаюсь себе под нос, отмахиваясь от неё. Дороги снова привели меня сюда. И я не знаю, к чему это приведёт.
­­Я не знаю, чем это закончится, когда крепко-крепко обнимаю Софи. В этот момент проскальзывает чёткое осознание того, что абсолютно неважно, что было "до" и будет "после". Неважно, кто мы, где мы. Неважно. Всё, что будет потом, будет потом, завтра и послезавтра, а сейчас два человека обнимают друг друга и всё. И пусть сейчас я царапаю руки и не знаю, что нас ждёт, не знаю, как теперь, то тогда, в то мгновение это совсем не имело значения. Внутри всё горит, ломает остатки целостного — мои руки опускаются от понимания того, что для одной из нас эти выходные были усилием и что я снова принесла ей больше сожалений, чем радости.
­­"Было бы лучше, если бы я не приезжала?" — спросила я. "Это не так" — ответила она. Но. Чувствую всё то, что просквозило в её натянутом молчании.

­­Не знаю, не знаю, не знаю. Уже не могу ни во что верить. Остаётся только перестать что-то делать. Хоть что-то.

­­Мы сидим в булочной и завтракаем, мы ходим по магазинам, покупая продукты и бытовую химию, мы говорим обо всякой ерунде и наших привычках, по очереди несём пакеты и выбираем друг другу бижутерию. Каждый раз, когда я с Софи, то мне удаётся почувствовать себя обычной девушкой, получающей простую, ничем необъяснимую радость от самых ерундовых вещей. Возвращается способность чувствовать, возвращается ощущение того, что я что-то проживаю, живу каким-то событием, что оно не проходит мимо — насквозь, — как это происходит обычно. Вновь и вновь она вытягивает меня на поверхность, давая глотнуть воздуха, ощутить его вкус на своих губах, прежде чем я уйду под воду снова.
­­Она дарит мне флакон дорогущих духов, нежнейших абсолютно, угадывая второй раз подряд с ароматом — мне хочется жить в этом запахе (особенно, когда мои любимейшие духи с розой закончились), ассоциироваться с ним, утопать. Внутри всё щемит и я смотрю на неё с лёгкой поволокой на глазах — дело не в дороговизне, да даже не в самом подарке, что так прекрасен, а в ней самой, что раз за разом стремится меня чем-то обрадовать, не глядя на эту тупиковую усталость. Ни одно моё "люблю" и "спасибо" никогда в полной мере ничего не выразят. Никогда не скажут ей о том, как я люблю. Может, оно и к лучшему.

­­Я люблю её безгранично, бесконечно, безмерно, исступленно. Люблю и люблю, рождая своими чувствами Вселенную, люблю до боли в сердце и корю, корю себя за те раны, что причиняю ей одним своим присутствием. Впору бы уйти, оставить, перестать, но у меня не хватит сил. Не хватит рвения. Потому что никто и никогда не был для меня столь близок и важен, как эта абсолютно неземная девушка.

­­Мы говорим до трёх часов ночи, сначала варя глинтвейн и объедаясь бургерами из Мака, потом потягивая его, а потом и вовсе разложившись на столе. Непрекращающийся поток откровений, льющийся отрывистой речью, воспоминания о былых днях, разговоры обо всём на свете и признания, признания, признания. В сердце всё ещё гремит от прошедшего концерта, её светящихся глаз и звенящих в черепной коробке мыслей. Я никогда этого не забуду. Не забуду, как она смеялась и плакала, как изо всех сил хлопала в ладоши любимой исполнительницы, как крутилась на Арбате на фоне красивых домов, как с удовольствием поедала яблоко в карамели впервые в жизни. Не забуду, как сидела на Красной площади на фоне собора и готовила утром самые вкусные блинчики с мороженым. Даже если всё закончится — я никогда этого не забуду.
­­Потому что это самые искренние мгновения любви и принятия в моей жизни.


Однажды этот путь нас домой приведёт.


­­ ­­ ­­ ­­


Категории: Моя великолепная Софи, Осеннее, И долго помнить буду
. Emoutou 21:57:11
Заказала вчера наушники за 2,5к(хватит тратить деньги!). Сегодня уже приехали. Омг, какие же они крутые, я просто кайфую. И можно еще лежа слушать музыку так, что уши не болят, это вообще топ. Фулл день прослушала TRENCH. Это ахуенно, мне почти все песни зашли, особенно доставила Bandito. Завтра всю дорогу в универ буду ловить кайфарики, главное не начать подпевать, чтобы не выглядеть совсем уж счастливой - а то подумают же люди..

У меня либо паранойа, либо у меня стало выпадать волос больше чем обычно. Раньше, года 3 назад, у меня были очень красивые длинные и густые волосы, сейчас их объем уменьшился раза в 1,5. Меня с этого уносит. 100% это из-за того, что все эти годы я себя изводила голодовками/жорами.­ Надо бы витамины купить, но мама не дает денег, говорит, мол, они тебе уже не помогут, лол. Надо прогуглить, если от них толк. Но мне кажется мама просто не хочет мне давать деньги. У нас сейчас с бюджетом туго будет. Батя себе покупает новую машину, а старую дарит брату=^B­, а мне хуй. Причем, суть в том, что он берет именно новую. Хотя можно было взять б/у и сделать приятно не только себе и сыну, а купить мне пк, ну и маме что-то. Но я не хочу возникать и вообще говорить с этим тупым нариком. Бля, поскорее бы он сдох, вот правда. И маска, которую я купила за ~500 рублей, вполне годная. Смягчает волосы и делает более послушными, но объема практически ноль, это печально.

Сходила сегодня впервые на социологию. У меня была готова домашка, но я зассала выступать, потому что преподша очень агрессивно комментирует все доклады. Вот прям вообще. И не дает слова вставить. Мне так было жаль тех, кто сегодня выступал. И училка еще в конце сказала, мол, у кого есть ко мне замечания, говорите - не стесняйтесь. Я хотела на полной серьезке сказать ей, что она ахуевшая кобыла, но хорошо, что передумала. Тк это еще может мне боком выйти, сильным таким, причем.

­­


Настроение: ахуеть, беон заработал оО
.. Lion O 19:23:28
Шиперю Жука и Файершторма
Спасибо, инджастик



Категории: Injustice 2
Я один. В чистой постели. На мягкой... Твой ламповый кун 19:03:15
Я один. В чистой постели. На мягкой кровати. Трезвый. Я закрываю глаза. Мыслей никаких нет. Я просто хочу поспать для себя. Что бы завтра быть свежим и отдохнувшим. Я засыпаю. Вижу событие. Оно произошло 15 лет назад.

Дети бегут по корридору отеля, смеются, бегут быстро, нашалили. Я выбегаю вперёд, слышу как дверь с пластиковым окном закрывается, девочка закрыла её. Следом бежит парень, рост под метр-девяносто, весом больше ста кг, выставляет руки, надеясь открыть дверь, толкнув её в стекло, дверь не открылась, вылетившими осколками мне порезало всё лицо, он же распорол себе все руки и живот за долю секунду, к нему приходит осознание, что произошло, вверху ещё остался огромный кусок стекла, паника, мы все в крови, парень бежит в медпункт 4 этажа по лестнице вниз, крича от боли. Я слышу этот крик, хотя я уже быстрее всех добежал до первого этажа, пытаюсь что-то объяснить взрослым, но не могу, мои голосовые связки ничего кроме сдавленного испуганного крика издавать не могут. Я выбегаю из отеля. Я чувствую себя так беспомощно, мне так страшно никогда не было, я ничем не мог помочь ему и не мог это предотвратить.

С этим чувством я лежу каждую трезвую ночь, меня охватывает паника, в горле встаёт ком, я хочу куда-то убежать, по моим щекам стекает кровь, я чувствую как какой-то осколок застрял между левым глазом и носом, сердце вырывается я подрываюсь с кровати и как только нога касается прохладного паркета, я ощупываю своё лицо, это не кровь, это мои слёзы. Никакого осколка нет, я дома, на кровати, это просто сон. Может быть поэтому я боюсь оставаться один ? Я не знаю что мной двигало раньше, но теперь понимаю.
Я подумал, может написать об этом, станет легче ?


Звезды - это дыры от пуль > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Делаю анимированые аватарки, за 10-...
пройди тесты:
Тест экзамен
Выберите, а я скажу кто вы в...
за стенами акaцуки ( глава 7 )
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх